Защита дифференцированности

То, что в этом контексте было названо 2-ой стадией в лечении острого шизофренического психоза, будет в главном заключаться в защите и усилении вновь восстановленной дифференцированности пациента. Это приемущественно состоит из усилий прирастить отличные аналити‑ко‑специальные интроективные переживания в психике пациента. Потому что дифференцированное переживание на этой уязвимой стадии основано на переживании Защита дифференцированности нового неплохого объекта, принципиально, чтоб отличные интроекты аналитика оставались как можно подольше незараженными злостными инфантильными интроектами, которые безизбежно будут ворачиваться в связи с восстановившейся дифференцированностью репрезентаций Собственного Я и объекта в мцре переживаний пациента. Как уже упоминалось, следует приветствовать возникновение расщепленного переживания сразу имеющихся нехороших объектов Защита дифференцированности вне аналитических отношений не только лишь как целей для экстернализации вновь пробудившихся, исторически детерминированных, преследующих объектных репрезентаций пациента, но также для проекции злости, возникающей в итоге неминуемых фрустраций в его взаимодействиях с аналитиком как с новым эволюционным объектом. Рецидивы с возвращением к не‑дифференцированности, обычно, обоснованы на данной стадии бедами в Защита дифференцированности сохранении «абсолютно хорошего» свойства интроекта аналитика.

Но общеизвестно, что как довольно крепко устанавливается интроективное переживание «абсолютно хорошего» аналитика, шизофренические пациенты, выбравшиеся из острой стадии утраты дифференцированности, почаще склонны удовлетворяться данной ситуацией, а не продолжать прогрессировать в собственном лечении. Предпочитая оставаться на относительно регрессивном уровне организации, нередко со многими психотическими искажениями Защита дифференцированности действительности, эти пациенты могут сохранять дифференцированное переживание и оставаться вне стенок целительных учреждений при помощи собственных интроектов, которые, но, приходится повсевременно усиливать средством нередко маленьких, но тем паче принципиальных, определенных переживаний физического присутствия терапевта. Потому что личное существование этих пациентов находится в зависимости от сохраняемого интроекта «абсолютно Защита дифференцированности хорошего» терапевта, они склонны испытывать крайнюю озабоченность тем, чтоб сохранять данный интроект незараженным и идеальным, и нередко страшатся сталкиваться с терапевтом в жизни, пытаясь свести нужные встречи до минимума. Все же эти пациенты могут оставаться психологически живыми, по последней мере до того времени, пока может длиться такое поддерживающее исцеление. Когда Защита дифференцированности терапевт погибает либо уходит на пенсию, его интроект склонен утрачиваться, и если он не может быть заменен другим интроектом «абсолютно хорошего» наружного объекта, пациент сталкивается с надвигающейся опасностью рецидива в недифференцированное переживание.

В эталоне можно было бы ждать, что аналитическое исцеление этих пациентов после восстановления дифференцированности будет протекать в том Защита дифференцированности же русле, что и в работе с пограничными пациентами. Соответственно ожидается, что пациенту можно будет поочередно помогать начинать делать селективные идентификации с функциями аналитика и его интроективными присутствиями, таким макаром равномерно наращивая структуры его Собственного Я. Но как правило это не происходит, и представляется естественным, что должны быть Защита дифференцированности некие особенные предпосылки, почему переход от интроективно‑проективного переживания к процессам структурообразующих идентификаций настолько труден либо даже неосуществим для шизофренических пациентов после их выхода из острой стадии дезинтеграции.

Принятие одной из функций объекта в форме функционально‑селективной идентификации предполагает, что должна в определенной степени выноситься утрата одной из Защита дифференцированности многофункциональных услуг доэдиповой мамы, также соответственная фрустрированная репрезентация Собственного Я, до того как утраченная функция мамы сумеет быть подмена новейшей функцией Собственного Я. Другими словами, для того чтоб начался процесс структуро‑образования функционально‑селективных идентификаций, требуется определенная толерантность к ранешней аннигиляционной тревоге, безизбежно мобилизуемой частичной утратой объекта, вовлеченного в идентификацию. Представляется Защита дифференцированности, что пациенты, вышедшие из острой стадии фрагментации, по большей части не владеют таким минимумом толерантности к тревоге.

Как это осознавать? До фатальной шизофренической регрессии в недифференцированность пациент точно обладал достаточной толерантностью к исходной фрустрации и тревоге, чтоб быть в состоянии развить свою структурную компанию, хотя и хрупкую и всего Защита дифференцированности только неадекватную. Что вышло с этим минимумом толерантности к тревоге, требуемым для того, чтоб тревога переживалась как сигнал, побуждающий Собственное Я еще больше развивать свою структуру через процессы интернализации?

По‑моему, катастрофичность переживания предпсихотической волнения дедифференцированности, нареченной Пао(1979) «организмической паникой» и заканчивающейся утратой переживания Собственного Я (т. е Защита дифференцированности. личной психической гибелью), склонна по существу лишать шизофренического пациента его возможности к подабающей толерантности к тревоге и ее переживанию. Если тревога определяется как аффективный отклик Собственного Я, когда оно чувствует опасность собственному существованию либо равновесию, для Собственного Я пациента, вышедшего из состояния психотической фрагментации, угроза почти во всем Защита дифференцированности утратила свою предупреждающую и сигнальную функцию и заместо этого стала воротами к психической погибели, так что ее следует избегать хоть какой ценой.

Шизофрения — единственное психическое расстройство, в каком переживание Собственного Я широко теряется в процессе регрессии, и, таким макаром, это единственное расстройство, в каком тревога потерпела фатальную беду в собственной Защита дифференцированности функции сторожа Собственного Я и побуждающей силы для формирования короткосрочных и длительных психологических структур, защищающих, сохраняющих и улучшающих переживание Собственного Я. Даже когда тревога является чрезвычайно генерализованной и чрезвычайно парализующей для Собственного Я, чтоб пробовать ее вытерпеть, переживаемая тревога сама по для себя является поддерживающим Собственное Я переживанием, подтверждением наличия Защита дифференцированности психического существования. Тревога — специфично и только сохраняющий Собственное Я отклик людской психики; до того времени, пока имеется тревога, также будет существовать переживание дифференцированного Собственного Я; и напротив, когда теряется переживание Собственного Я, тревога более не чувствуется.

Тревога, переживавшаяся индивидумом перед трагической шизофренической фрагментацией его личного мира Защита дифференцированности, неодолима по собственной интенсивности и по предвестию не поддающейся описанию деструкции [*].

Это переживание, в каком тревога добивается нестерпимого уровня, пока не осуществляется та трагедия, о которой она предупреждает. Потому для шизофреника, вновь вышедшего из состояния недифференцирован‑ности, тревога будет представлять собой и предчувствие непереносимой психологической боли, и неминуемую утрату Защита дифференцированности переживания Собственного Я. Как следует, переносимость волнения в дозах, нужных для сотворения новых структурообразующих идентификаций, была утрачена и ее нужно приобрести поновой, до того как такие процессы сумеют быть возобновлены.

Утверждение, что шизофренические пациенты утратили способность переживать тревогу, не значит, что в эмпирическом мире шизофренического пациента не будет страхов. Напротив Защита дифференцированности, там могут находиться лишний кошмар и ужасы, которые во время острых, недифференцированных стадий находятся во фрагментированном состоянии, как и все другое на этом уровне переживания; этот кошмар и ужасы проистекают от осколков разбитых «плохих» репрезентаций. После относительного восстановления дифференцированности пациент может периодически испытывать чрезмерную тревогу и опасение проецируемых Защита дифференцированности угроз, но с опаской, эмпирически порождаемой изнутри и предчувствующей утрату переживания Собственного Я, нельзя сталкиваться лицом к лицу и использовать ее для предстоящего формирования структуры. Потому такие пациенты, по‑видимому, предпочитают цепляться за отрицание, также за интроективные и проективные маневры, а не подвергаться фрустрациям, которые втянут в себя переживания волнения.

Существует ровная Защита дифференцированности связь меж очень низкой толерантностью к тревоге у вновь дифференцировавшегося шизофреника и его чрезмерным ужасом собственных брутальных импульсов. Этот ужас злости, соответствующий для шизофренических пациентов и отлично узнаваемый работающим с ними клиницистам, в почти всех отношениях является реалистическим для этих пациентов и как такой должен уважаться. Конкретно их неспособность Защита дифференцированности справиться с неодолимой злостью при помощи имеющихся структур, сигнальной волнения и формирующихся новых структур породила фатальную регрессию, приведшую в итоге к деструкции их самостных и объектных переживаний. Их не так давно восстановленная дифференцированность меж Своим Я и объектами отчаянно находится в зависимости от доступной репрезентации неплохого объекта и Защита дифференцированности таким макаром повсевременно находится под опасностью вследствие злости, грозящей повредить образ безупречной диады, а с ним и подготовительные условия для сохранения личного существования.

Принципы исцеления шизофрении на ее разных стадиях обширно и соответствующим образом дискуссировались с разных сторон рядом создателей (Federn, 1933; Fromm‑Reichmann, 1950; Sechehaye, 1951; Rosenfeld, 1965; Searles, 1965, 1979; Boyer and Giovacchini Защита дифференцированности, 1967; Volkan, 1976; Giovacchini, 1979,1986; Boyer, 1966,1983). Тут не будет проводиться обзор широкой литературы на данную тему. Заместо этого я ограничусь коротким обсуждением нескольких общих принципов, которые я считаю относящимися к делу в связи с этой особенной стадией аналитического исцеления шизофренического пациента.

Как уже подчеркивалось выше, защита вновь установившейся дифференцированности у шизофренического пациента Защита дифференцированности с образом аналитика в качестве нового эволюционного объекта, также укрепление связи с ним, лучшим образом осуществляется, когда все еще многофункциональный образ аналитика все в большей мере интернализуется в мире переживаний пациента в качестве успокаивающих и регулирующих напряжение интроективных переживаний. Кроме травматических воздействий предпсихоти‑ческой волнения, которая потерпела беду Защита дифференцированности в собственной сигнальной функции, основная причина низкой толерантности к фрустрации и волнения у шизофренического пациента — специфичная нехватка у него добротных репрезентаций в целом, включая интроективные переживания регулирования напряжения и стимулирования безопасности. Период улучшения в аналитико‑специфичном интроективном переживании пациента является потому неотклонимым для того, чтоб он становился способен к Защита дифференцированности минимуму толерантности к тревоге и таким макаром мотивировался бы к возобновлению процессов структурообразующей ин‑дентификации с аналитиком и его интроектами в качестве моделей. Представляется, что хотя для пациента принципиально собирание обеспеченного и многостороннего припаса приобретенных от аналитика регулирующих напряжение интроектов в собственном эмпирическом мире, особое место посреди их занимают интроекты, проистекающие Защита дифференцированности от переживаний, когда аналитик оказался в состоянии справиться с брутальными импульсами пациента и не был испуган ими.

Потому что полезные интроекты представляют успокаивающие, регулирующие напряжение и стимулирующие безопасность многофункциональные присутствия в психике развивающегося индивидума, создание и сохранение общей неопасной «удерживающейся» атмосферы во взаимодействиях меж ним и его эволюционным Защита дифференцированности объектом нужно для предоставления таких эмпирических моделей для интроекции. В лечении вновь дифференцированных шизофренических пациентов это содержит в себе стабильность и относительную неизменяемость терапевтического сеттинга, регулярность и предсказуемость целительных сессий, также полную доступность и энтузиазм со стороны аналитика, чье поведение в эталоне будет хорошим, но не назойливым, искренним, но не Защита дифференцированности обхаживающим, жестким, но не воспитывающим.

Все чувственные модальности могут быть вовлечены в формирование интроектов, хотя львиную долю эмпирических составных частей последних обеспечивают зрительные, слуховые и тактильные чувства и перцепции. Но в то время как тактильные элементы, приобретенные от ухаживающей деятельности мамы, играют главную роль в успокаивающих и Защита дифференцированности утешающих интроектах, приобретенных от первых осуществляющих уход лиц, относительное отсутствие телесного контакта в реальных взрослых взаимодействиях в нашей культуре резко уменьшает долю тактильных составных частей в возобновленном формировании интроектов у взрослых пациентов. Тут европейский обычай пожатия рук пациента как сначала, так и в конце каждой сессии имеет определенные достоинства по сопоставлению Защита дифференцированности с южноамериканским обычаем вообщем не дотрагиваться к клиентам. Социально приемлемый взрослый метод контакта меж телами аналитика и пациента не только лишь важен для формирования интроекта в мире переживаний пациентов с томными нарушениями, но исходя из убеждений инфы и коммуникации он очень полезен, как в определенном, так и Защита дифференцированности в символическом нюансе взаимодействий, независимо от уровня патологии пациента.

Аналитик должен принимать как подабающее, нравится это ему либо нет, что его функционирование в качестве нового эволюционного объекта для вновь дифференцировавшегося пациента безизбежно значит, что его наблюдаемые и ин‑троецируемые функции будут подвергаться примитивной идеализации со стороны пациента. Примитивная идеализация сразу Защита дифференцированности наделяет интроект волшебной властью и способствует мотивации развивающегося индивидума делать идеализируемые функции эволюционного объекта частями репрезентации Собственного Я через функционально‑селективные идентификации. Как подчеркивалось ранее, аналитик должен вытерпеть и имеет право ликовать фазово‑спе‑цифической идеализации пациента как подходящей предпосылке для последующих структурообразующих ин‑тернализаций. Пациент не Защита дифференцированности может расценить скромность как добродетель до установления индивидуализированных образов Собственного Я и объекта.

Принципиально обдумывать, что злокачественные и преследующие внутренние объекты, порожденные переживаниями пациента с его самыми ранешними эволюционными объектами, не могут сами по для себя быть изменены либо изменены. Но можно ждать, что они будут равномерно декатек‑тироваться Защита дифференцированности и лишаться собственной текущей значимости в процессе исцеления. Они являются дериватными репрезентациями эволюционной беды пациента и как таковые способны только на повторение. Аналитико‑дериватные внутренние присутствия, представляющие функции нового эволюционного объекта, образуют другую группу интроектов в психике пациента вместе с теми интроектами, которые появились от взаимодействия с первыми ухаживающими за ним лицами Защита дифференцированности. Этот специфично расширяющийся ассортимент интроективных репрезентаций идеализированных функций аналитика защищает переживание Собственного Я пациента от первичных родительских преследующих образов, мобилизованных фрустрациями после восстановленной дифференцированно‑сти пациента.

Всякий раз, когда аналитик переживается как способный тихо и твердо выносить недостаточно связанные брутальные импульсы пациента, управляться с ними и держать под Защита дифференцированности контролем их, он оказывается посильнее, чем злость пациента, и посильнее чем его (пациента) «абсолютно плохие» внутренние объекты. Его образ оказывается нелегко повредить либо направить в нехороший. Заместо этого он указывает себя более сильным и могущественным, чем деструктивные силы либо внутренние персонажи пациента, стабильно поддерживая дифференцированное переживание и таким макаром принося Защита дифференцированности Собственному Я пациента большущее облегчение. Возникающая в итоге интроекция функции аналитика как могущественной охраняющей силы против «плохости» и деструкции специфично способна приводить к постепенному чувству пациентом несколько наименьшей боязни собственных брутальных импульсов. В то же самое время растущий припас интроективных присутствий успокаивающих и обеспечивающих безопасность функций аналитика может равномерно Защита дифференцированности порождать (в самом пациенте) достаточную безопасность для того, чтоб Собственное Я пациента решилось поновой переработать тревогу и таким макаром стать способным и целевым к возобновлению процессов структурообразующей идентификации.

Все, что аналитик делает в качестве нового эволюционного объекта на этой стадии исцеления шизофренического пациента, склонно приводить в Защита дифференцированности итоге к образованию многофункциональных интроектов в мире переживаний пациента. Это в одинаковой мере справедливо и для его словесного общения с пациентом. В то время как пациент в течение собственной регрессии к недифференцированности был склонен переживать словесное общение и интерпретации аналитика в качестве определенного либо символического ублажения, на рассматриваемой нами стадии описания Защита дифференцированности, разъяснения и интерпретации аналитика склонны приемущественно содействовать высококачественному и количественному росту ана‑литико‑дериватных интроектов, а не возрастанию познания пациента о для себя. Для объяснения этого давайте разглядим последующий пример.

Пятнадцатилетняя женщина, госпитализированная из‑за кататонической шизофрении, в течение ряда месяцев проходила у меня исцеление. Она вышла Защита дифференцированности из острой регрессии к недифференцированности и в ближайшее время при помощи приобретенных от меня интроектов стала способна сохранять дифференцированное переживание на малом уровне адаптации. В один прекрасный момент, когда я вошел в комнату пациентки, она стояла на середине комнаты, внимательно смотря в пустоту дверного проема и стараясь не двигаться с места Защита дифференцированности. Ее щеки раздулись от выделяющейся слюны, которую она, разумеется, не могла для себя позволить ни проглотить, ни сплюнуть. Начиная обдумывать мое присутствие, она смотрелась испуганной, резким кивком головы пригласила меня сесть и указала, где я должен поместить свои ноги. Когда я спросил ее, что находится на полу, она Защита дифференцированности ответила мне с трудом, пристально следя, чтоб не выпало ни капельки слюны изо рта: «Мухи». На мой вопрос о том, разве не разрешено их топтать, она ответила с аффектом: «Нет, они должны быть оставлены живыми!» Она гневно реагировала на всякую мою попытку двинуть ноги, но не соглашалась сказать Защита дифференцированности что‑или еще:

Ситуация приблизительно последующая: пациентка лицезреет галлюцинаторных мух на полу, опасается причинить им вред и символически пробует их защищать, накапливая и удерживая слюну во рту, также непосредственно обездвиживая себя и каждого другого, кто войдет в комнату.

Я спросил ее, могут ли мухи быть людьми, безопасностью которых она озабочена. Проблеск аффекта Защита дифференцированности отразился на ее лице, но она ничего не произнесла. Зная об обыкновенном символическом значении малеханьких насекомых как сиблингов, ощущаемых в качестве конкурентов, я стал размышлять о том, что она рано лишилась отца, что она была менее возлюбленным ребенком в большой семье и была брошена мамой в шестилетнем возрасте. Потом Защита дифференцированности мне пришло в голову, что некое время тому вспять пациентка спросила меня, есть ли у меня собственные детки, и выяснила тогда, что у меня трое деток. В то время она реагировала на данную информацию с видимым безразличием, но в ближайшее время все с огромным трудом могла выносить мой Защита дифференцированности уход после окончания целительных сессий. Подбодрив ее своими комплиментарными и эмпатическими откликами на нее и ее послания, я произнес ей миролюбиво и тихо, что мухи, разумеется, были моими детками, которых она пробовала защитить от собственного желания, чтоб они были убиты, так как я раз в день уходил к ним, заместо Защита дифференцированности того чтоб оставаться с ней, как она этого желала.

Эффект моих слов на поведение пациентки был мгновенным. Ее лицо покрылось густым румянцем, она одним залпом проглотила неограниченное количество слюны во рту, издала маленький хохот стыда и облегчения и присела на край собственной постели. Начиная с сих Защита дифференцированности пор она более не проявляла никакого энтузиазма к «мухам» и к их защите. Она также не проявляла никакого энтузиазма к моим попыткам добавить генетические нюансы к осознанию ее поведения.

Хотя казалось, что она слушает, как я связываю это текущее событие с ситуацией ее юношества, где она схожим образом вожделела разрушения Защита дифференцированности собственных сиблингов, для того чтоб полностью иметь мама в своем распоряжении, мои информативные отклики на нее произнесли мне, что она наслаждалась слушанием только моего голоса, в то время как содержание моих слов в наилучшем случае имело смысл заклинания, отражающего мое всеведение и могущество.

Приведенная выше малая клиническая виньетка Защита дифференцированности имеет отношение к пациентке, которую я вылечивал выше 30 лет тому вспять, когда еще задумывался, что генетические интерпретации могут быть полезны на всех уровнях патологии. В текущее время я отложил бы эту часть моей передачи мыслей на будущее, достаточно далековато отстоящее от данной стадии исцеления пациентки. У не так давно дифференцированного шизофренического Защита дифференцированности пациента отсутствуют структурные возможности для восприятия и получения выгоды от генетических интерпретаций как значимо относящихся к нему. Когда они предлагаются аналитиком обычным образом, то пациент склонен принимать их как волшебные заклинания с возникающим в итоге образованием «интроектов интерпретатора» схожего нрава. Всепостоянство получения «интерпретаций» аналитика может потом стать самоцелью, которая Защита дифференцированности просто сохраняет неплохой и всеведущий интроект аналитика и таким макаром дифференцированность в психике пациента, в то время как и аналитик, и пациент могут лелеять идея о том, что имеет место аналитический процесс, продолжающийся меж партнерами.

Примером такового положения является случай с 35‑летним мужиком‑пациентом, который после 5 лет Защита дифференцированности аналитического исцеления, оцененного аналитиком как успешное, находил возобновления аналитической помощи от другого аналитика вследствие возрастания волнения и симптомов надвигающейся фрагментации. Он идеализировал образ собственного прежнего аналитика и в сей раз напрасно разыскивал его. Уже во время первой беседы пациент попросил проводящего консультацию аналитика «дать ему интерпретацию». Когда его спросили Защита дифференцированности, что он имеет в виду, он ответил, что это то, что всегда давал ему прежний аналитик и ^то вызывало у него не плохое самочувствие после каждой сессии. Равномерно стало естественным, что пациент не осознавал и практически ничего не сохранил из того, что интерпретировал ему аналитик во время анализа. Чуть Защита дифференцированности ли имелись признаки какого‑или важного прогресса в его развитии от эссенциально интроективных отношений с аналитиком. После окончания анализа у него развилась привычка помогать для себя успокаиваться и засыпать средством мысленного повторения неразборчивых слов. Но это равномерно теряло свою успокаивающую силу, так что у него вновь начались расстройства сна, возросла тревога и Защита дифференцированности ипохондрические симптомы, побуждая его вновь находить аналитической помощи.

В случае с женщиной и мухами принципиально осознать, что облегчающее и успокаивающее воздействие моей вербальной коммуникации на ее напряженное и на 1-ый взор не поддающееся объяснению поведение wЈ вышло в итоге моей помощи в понимании диссоциированного безотчетного материала, чтоб он стал Защита дифференцированности вторично интегрирован и подчинен ее Собственному Я. Такая формула, релевантная для интерпретативной работы с вытесненными конфликтами и структурами личного Фактически го Я невротических пациентов, не действует в психоаналитической работе с доэдиповыми структурами в целом и с интроективно‑про‑ективными конфигурациями а именно.

Заместо того чтоб привести вытесненный Защита дифференцированности материал под контроль сознательного Собственного Я пациентки, мое вербальное сообщение эмпирически перевело контроль над данным брутальным импульсом с ее вида Собственного Я на ее образ меня. Средством вербализации ее брутального желания прозаичным образом, без ужаса либо желания ответных мер, я сразу остался живой и, по последней мере сейчас, взял под контроль Защита дифференцированности этот ее личный брутальный импульс.

Для того чтоб защитить мой «абсолютно хороший» образ, от которого зависело ее не так давно восстановленное личное переживание, она экстернализовала свою ярость по поводу моего ухода от нее на предполагаемую причину этого, моих малышей, которых она ранее не лицезрела и не могла Защита дифференцированности воссоздать в фантазии на ее текущем уровне функционирования. Заместо этого, образы моих деток материализовались в их непосредственно воспринимаемых первичным процессом формах, которые пациентка могла сейчас интенсивно защищать как магически, так и непосредственно. В собственной отчаянной попытке защитить мой «абсолютно хороший» образ как предпосылку для того, чтоб оставаться на психическом уровне Защита дифференцированности живой, она, прибегнув к галлюцинаторному переживанию, зашла небезопасно далековато в глубь той местности, где то переживание, которое она пробовала защитить, более не могло сохраняться. В этом смысле моя коммуникация не только лишь выручила мое присутствие в ее психике как «абсолютно хорошего» и переместила на меня ее потребность держать под контролем Защита дифференцированности данный брутальный импульс, но также оказала интегративное и отрезвляющее воздействие на ее переживание, таким макаром улучшая сейчас ее проверку действительности.

Но, непременно, динамически более принципиальным переживанием для пациентки в этой цепи событий было то, что я уцелел под воздействием ее злости, оказался посильнее ее злости, и, таким Защита дифференцированности макаром, к ее чрезмерному облегчению, сделал ненадобными ее отчаянные усилия держать под контролем свою злость. Как уже подчеркивалось выше, такие переживания имеют главную значимость в лечении шизофренического пациента на данной стадии. Они, по‑видимому, обеспечивают материал для тех интроектов, которые специфично помогают пациенту приобрести минимум потенциала толерантности, нужного для того, чтоб Защита дифференцированности поновой начались процессы более продвинутого струк‑турообразования.

Может ли мое вербальное сообщение пациентке в вышеприведенном примере быть названо интерпретацией либо нет — это вопрос дефиниции. Я вернусь к этому вопросу в последующей главе, в какой более детально будет дискуссироваться концепция интерпретации и связанные с этим трудности.

Эта стадия улучшения мира Защита дифференцированности внутренних объектов (интроектов) пациента еще не обеспечивает его структуру Собственного Я новыми многофункциональными возможностями. Функции аналитика еще не будут впитываться Своим Я пациента, ибо он еще не может для себя позволить отрешиться от какой‑или части собственного нового объекта. Его Собственное Я все еще не может выдержать Защита дифференцированности одиночество; для того чтоб он оставался на психическом уровне живым, аналитику приходится повсевременно находиться в его мире переживаний или на физическом уровне, или как ощущаемое присутствие. Потому аналитик не может еще пока обеспечить пациента моделями для его Собственного Я, а только только моделями для действенных защитников его Собственного Я, для Защита дифференцированности их воссоздания и переживания в качестве сохраняющих жизнь присутствий в его психике. Как было видно, для этой цели требуются как несущие успокоение охраняющие ангелы, так и крепкая охрана. До того времени пока преобладающим методом интернализации пациента является интроекция, это единственный метод для аналитика войти в его репрезентативные Защита дифференцированности структуры в качестве нового эволюционного объекта. Более глубочайшее воздействие и усиление имеющейся структуры Собственного Я пациента невозможны до того времени, пока опять не сумеет выноситься частичная объектная утрата и минимум волнения.

Когда развилась аналитико‑дериватная, отменно и количественно достаточная, порождающая безопасность интроективная структура в психике пациента для обеспечения дифференцированности и противодействия «абсолютно Защита дифференцированности плохим» интроектам, которые мобилизуются фрустрациями, шизофренический пациент может ощутить себя довольно неопасно, для того чтоб попробовать произвести первую функционально‑селективную идентификацию с некими интроецированными функциями аналитика. Бифункциональной объектной привязанности, преобладающей на этом уровне психологического переживания, объект все еще переживается и определяется только исходя из убеждений выполняемой Защита дифференцированности им функции либо функции, выполнение которой от него ожидается на этот момент. При фрустрирующем поведении (аналитика) в качестве поставщика данной многофункциональной услуги фрустрация становится представлена брутальным аффектом, который разрушает образ «абсолютно хорошего» наружного объекта в эмпирическом мире малыша. До того как ребенок будет в достаточной безопасности, чтоб перейти к идентификации, предпринимается стремительная Защита дифференцированности попытка аннулировать объектную утрату, которая грозит утратой дифференцированности и компенсируется интроективно‑проективной активацией доступных внутренних объектов малыша. До того времени, пока преобладает и действует эта манипуляция внутренними присутствиями средством простых защитных операций, нет надобности переживать и признавать какую‑или объектную утрату.

В отличие от этого, в функционально‑селективной Защита дифференцированности идентификации утрата наружного вида «абсолютно хорошего» объекта, обусловленная своей фрустрацией‑злостью, терпится и преодолевается средством интернализации, более продвинутой, чем интроекция. В функционально‑селективной идентификации образ объекта как поставщика очень хотимой и требуемой функции разрушается и заменяется образом Собственного Я, владеющего этой функцией и оказывающего себе надлежащие услуги. Таким Защита дифференцированности макаром, даже если многофункциональный объект становится эмпирически утраченным как представитель личной функции, от самой этой функции не отрешаются, но она перенимается СобственнымЯ и потом переживается как часть репрезентации Собственного Я.

Функционально‑селективная идентификация становится основным структурообразующим процессом, как приобретается достаточная толерантность к частичной объектной утрате. В обычном развитии эта толерантность Защита дифференцированности лучшим образом обещана тем, что ребенок все еще живет в обеспечивающей безопасность и адекватное ублажение заботе со стороны собственных эволюционных объектов, также имеет достаточное количество сохраняющих дифференцированность интроективных альтернатив в собственном распоряжении. Таким макаром, в годы сепарации‑индивидуации образ многофункционального объекта у малыша будет равномерно устраняться и заменяться Защита дифференцированности надлежащими переменами и достижениями в его структуре Собственного Я. Этот процесс длится до того времени, пока многофункциональная зависимость не станет в достаточной мере устранена, чтоб позволить интеграцию и ка‑тектирование образов Собственного Я и объектов так, как это было описано в части 1 этой книжки.

Когда фрустрация‑злость краткосрочно Защита дифференцированности разрушает образ «абсолютно хорошего» объекта, конкретно аффект волнения, довольно умеренной, чтоб работать в качестве сигнала, мотивирует акт идентификации. Тревога является охраняющим аффектом Собственного Я, который предупреждает последнее об опасностях, подвергающих опасности его существование и равновесие, побуждая Собственное Я как к краткосрочному структурообразованию средством использования защитных действий, так и к длительному Защита дифференцированности — средством процессов интернализации. При утрате преобладающего вида многофункционального объекта он должен быть или стремительно воссоздан и обеспечен средством активации интроективно‑проективных действий, или субъект должен позволить тревоге мотивировать его к подмене утраты подходящим конфигурацией структуры Собственного Я, чтоб чувствовать себя довольно неопасно и выносить утрату без возникающей прямо Защита дифференцированности за этим волнения. Последняя кандидатура с ее долговременной утратой нюанса наружного объекта предъявляет огромные требования к Собственному Я и вероятна, только когда наличествует адекватная степень толерантности к тревоге. До того времени, пока нет способности смело встречать тревогу лицом к лицу и использовать ее в качестве мотивационной силы для структу Защита дифференцированности‑рообразования через идентификации, злость как неизменная угроза дифференцированному переживанию остается очень небезопасной для Собственного Я. Без волнения как охрана и мотивационной силы к возрастанию самостоятельности Собственного Я через последующую интернализа‑цию услуг объекта развивающийся индивидум будет оставаться в отчаянной зависимости от «абсолютно хорошего» вида наружного объекта и от сохранения его живым Защита дифференцированности средством интроекции, проекции и отрицания.

Даже если 1-ая функционально‑селективная иден^ тификация с некими интроецированными функциями аналитика может сама по для себя представлять малое. структурное достижение, она знаменует переход через главный порог в лечении шизофренического пациента. Конкретно специфичное переживание пациента, что вновь можно встречать тревогу лицом к лицу без утраты Защита дифференцированности дифференцированное, также отрешиться от части вида объекта без разрушения объекта как целого, склонно оказывать массивное противодействие регрессии пациента.

Данное личное переживание восстановленной толерантности к тревоге с провождающим его, пусть даже только наименьшим, достижением в структуре Собственного Я пациента нередко дополняется мыслями и аффектами, с огромной быстротой и интенсивностью Защита дифференцированности вливающимися в его психику. В течение некого времени пациент может быть просто ошеломлен напором стремительно изменяющихся психологических содержаний, но не растеряет при всем этом собственного дифференцированного переживания. Потом па‑1 циент может ощущать себя истощенным, но соответствующим образом поднятым на другой уровень переживания, время от времени с чувством повторного Защита дифференцированности пробуждения либо рождения поновой.

Волкан (1976, 1985) ярко обрисовал это переживание чувственного и идеационного затопления и, используя концептуализацию Пао (1979), именовал его «повторной организмической паникой». Он выделил значимость для исцеления шизофренического пациента такового переживания, равнозначного скачку в возможности вновь переживать и иметь дело с чувственно заряженными психологическими v содержаниями. Хотя я очень Защита дифференцированности почти во всем с этим согласен, я не делю точку зрения Волкана на это переживание как представляющее терапевтическую регрессию. Как говорилось выше, я воспринимаю его точно как итог эволюционного прогресса, достигнутого при помощи аналитика в качестве нового эволюционного объекта. Шизофренический пациент, чья дифференцированность была восстановлена в аналитических взаимодействиях и Защита дифференцированности чей мир интроектов был существенно улучшен средством аналитико‑дериватных частей, может стать способным вновь использовать тревогу, которая ранее утратила свою сигнальную функцию вследствие травматического финала предпсихотической паники. Сейчас уже нет необходимости в сохранении им регрессивного уровня адаптации с исключительным прибеганием к простым психологическим операциям. 1-ые переживания восстановленной толерантности к Защита дифференцированности тревоге, мотивируя улучшение переживания Собственного Я пациента через идентификацию, приведут в таких обстоятельствах к резвому и драматическому изменению в уровне переживания и функционирования. Прорыв мыслях и аффектов, который происходит в итоге, является не выражением «возвращения вытесненного», но могущественным повторным катексисом предпсихотического мира репрезентаций пациента.


zashita-prav-sobstvennosti-i-drugih-veshnih-prav.html
zashita-prava-grazhdanina-na-imya.html
zashita-prava-sobstvennosti-i-drugih-prav.html